fbpx

Eur and Usd – ?! Кто, Где и вообще: США и Глобальный рынок в целом!

Привет!

Что бы кто ни говорил, но сюрреализм продолжается. Разрыв между фондовым рынком США и реальной экономикой продолжается. Стоимость акций растет, а восстановление экономики остается хрупким даже замедлилось. Как показано на графике ниже, индекс СНПи 500 превзошел пик февраля, и он сделал это в августе, даже поднявшись выше 3500 пунктов. Опять же, несмотря на вторую волну коронавирусной инфекции, стоимость акций растет как ужаленные. Почему мы видим высокие цены по акциям, когда реальная экономика находится там где и находилась?

Во-первых, фондовый рынок типа как всегда смотрит в будущее.  Поэтому текущие повышенные цен на акции могут отражать оптимизм в отношении вакцины против Covid-19, быстрого прекращения пандемии и явного восстановления экономики. Конечно, с одной стороны такой прогноз может быть оправдан, но также может быть, когда рынки чрезмерно оптимистичны в отношении первоначальной эффективности вакцин. Опять же речь идет про американскую вакцину, при этом РФ объявила о создании вакцины гораздо раньше, но реакции не последовало. Ну и точно так же, как рынки преуменьшали вероятность и влияние первой волны коронавируса, они также могут недооценивать последствия второй волны осенью и зимой. Рынки также ожидали быстрого V-образного восстановления экономики, которого так и не произошло в США.

Второе объяснение относится к составу СНПи 500. Простая истина состоит в том, что экономические страдания, причиненные эпидемией и Великой изоляцией, несут в основном малые предприятия и индивидуальные владельцы услуг (например, рестораны, туризм, гостиницы и т. д.), а не публично торгуемые компании. У мелких игроков просто слишком мало капитала, чтобы пережить глубокую рецессию, в то время как большие сидели на деньгах (и зачастую у них было меньше долгов). Которые кстати спокойно перекрывались за счет новых.

Малые и средние компании уже вступили в стадию объявления дефолтов или изо всех сил пытаются выжить, крупные же игроки занимают еще более сильные позиции на рынке, чем до экономического спада.

Однако то, что растет, может и упасть, особенно если мы не станем свидетелями широкомасштабного устойчивого восстановления. Текущие завышенные оценки могут быть результатом, по крайней мере в некоторой степени, государственной поддержки и мягкой денежно-кредитной политики ФРС, которая может когда-нибудь закончиться. Между фондовым рынком и реальной экономикой есть разрыв и он только усиливается.


Кто, Где и вообще: США и Глобальный рынок в целом!

ФРС давно заставляет нас поверить в то, что более низкие процентные ставки обеспечивают экономический рост и процветание. Учитывая, что процентные ставки – это “цена”, то есть цена денег, ФРС по сути манипулирует этой ценой в долларовом выражении. Доллар – мировая резервная валюта, которая используется примерно в 60% всех мировых транзакций. ФРС участвует в самой крупной схеме контроля над ценами в истории человечества. Мне неизвестны случаи, когда централизованно планируемые меры по контролю над ценами давали положительные результаты.

По мере того как мы наблюдаем рост геополитической напряженности, различия в уровне богатства и доходов, а также гражданские беспорядки, становится очевидным, что эффект низких ставок это попытка решить проблему усугубляя саму проблему.

Люди, корпорации и правительства, как правило, берут взаймы и тратят больше, когда стоимость денег ниже. Кроме того, более низкие процентные ставки не стимулируют сбережения, следовательно, увеличивают потребление. Прикладная логика заключается в том, что более низкие ставки приводят к большей экономической активности. По крайней мере так ФРС и ЕЦБ и иные ЦБ в лице докторов наук по экономике предпочитают думать о низких процентных ставках.

Теперь заглянем за занавеску. Искусственно заниженные процентные ставки поощряют использование долга. Долг используется для увеличения потребления. Таким образом, не столь очевидным следствием более низких, чем приемлемых ставок, является снижение экономической активности в будущем.

Искусственно заниженные процентные ставки также побуждают к непроизводственному использованию капитала и спекуляциям, вместо сбережений и инвестиций, способствующих повышению производительности. Эти эффекты сначала не очевидны, потому что низкие процентные ставки изначально стимулируют. Однако в долгосрочной перспективе экономика будет слабее.

Сейчас мы наблюдаем активную стадию спекуляций на фондовом рынке.

По такой схеме долги растут быстрее, чем доходы. Со временем, если не дать возможности исправить, проблема становится самоусиливающейся. Постоянно более низкие процентные ставки позволяют поглотить больший долг, используемый для увеличения потребления и обслуживания предыдущей долговой нагрузки.

Снижение процентных ставок стимулирует экономику, превращая будущую активность в настоящее: легкие деньги побуждают людей покупать дома и бытовую технику сейчас, а не позже. Но когда наступает будущее, эта деятельность затухает. Единственный способ продолжить работу – это еще больше снизить процентные ставки, пока они не достигнут своей нижней границы, которая равна нулю.

Когда процентные ставки остаются низкими достаточно долго, политика может даже стать контрпродуктивной. В США денежно-кредитное стимулирование уже привело к тому, что цены на облигации и акции достигли такого высокого уровня, что будущая прибыль обязательно будет ниже.

Соединенные Штаты сталкиваются с ежегодным дефицитом в размере 3,1 триллиона долларов, поддерживаемым нулевыми или близкими к нулю процентными ставками. ФРС и правительство стремительно исчерпывают свой арсенал для борьбы с нынешней и будущей рецессиями. Не менее беспокоит то, что почти все их действия приносят мало или совсем не приносят пользы в будущем, но затраты только растут.

Мы опасаемся рисков для рыночного ралли, включая завышенные оценочные коэффициенты, чрезмерную зависимость от центральных банков, неравномерное или застойное восстановление экономики, возобновление случаев коронавируса, неурегулированную торговую напряженность и неопределенность политики в США. По мере того, как рынки поднимались выше, мы все больше беспокоились о разрыве между ценами на акции и фундаментальными показателями.

  • Восстановление экономики в США сейчас остановилось после первоначального восстановления. Розничные продажи упали с августа. Неудивительно, что рынки труда стали слабыми после того, как в июле закончились расширенные пособия по безработице, и работодатели неохотно добавляли персонал в эту экономику с низким спросом. Политический тупик в связи с дополнительной помощью в связи с коронавирусом продолжался, и по следующему законопроекту о стимулах не было достигнуто никакого прогресса. Многие государственные и местные органы власти сталкиваются с проблемами бюджета, и им будет сложно восполнить этот пробел.
  • ФРС изменила основы своей политики, так что она использует средний целевой показатель инфляции, который может компенсировать прошлый дефицит инфляции, дает ориентированные на результат перспективные ориентиры и потенциально расширяет количественное смягчение, изменяя обоснование программы на стимулирование со стороны рынка. ФРС заявила о своем предпочтении оставить ставки без изменений до 2023 года.
  • В Европе восстановление экономики далеко не плавное. Всплеск случаев коронавируса вызвал опасения по поводу второй волны пандемии, поскольку с весны показатели инфицирования вернулись к пиковым уровням. На этот раз полномасштабных блокировок удалось избежать, но самые последние экономические данные показывают, что рост числа заражений оказал давление на объемы производства.
  • В настоящее время ЕЦБ находится в выжидательном режиме. ЕЦБ оставил параметры политики без изменений, но оставил дверь открытой для дальнейших стимулов. До сих пор проводившаяся политика была эффективной в смягчении финансовых условий с более жестких уровней после первоначального шока из-за коронавируса, и к концу года может быть объявлен еще один транш покупки активов в связи с пандемией. Любое понятие ужесточения политики кажется неприемлемым, поскольку оно может поставить под угрозу восстановление. Кроме того, новая позиция ФРС позволит более длительную более мягкую денежно-кредитную политику.

Первоначальный отскок европейской экономики не обязательно был хорошим ориентиром для восстановления, и в целом ЕЦБ ожидал экономической неопределенности и неравномерности в будущем. Инфляция в еврозоне стала отрицательной впервые с 2016 года. Валюта евро выросла до почти исторического максимума, но это произошло одновременно с ухудшением экономических данных и отрицательной инфляцией. Это вызывает беспокойство у ЕЦБ. Сочетание сильного евро и умеренности экономических перспектив должно привести к пересмотру прогнозов по инфляции в сторону понижения. Даже с очередным траншем пандемического денежно-кредитного стимулирования ЕЦБ может изо всех сил пытаться ограничить рост евро, учитывая базовую слабость доллара и неопределенность в США.


Eur and Usd – ?!

Открыть Картинку в новой вкладке – Через правую кнопку Мыши


Вывод:

  1. В целом ситуация продолжает быть – патовой.
  2. Четких тенденций не наблюдается. Явных признаков куда держат путь – нет.
  3. Картина смазана перманентными и стихийными реакциями.
  4. Участники отказываются брать активное участие в Евро\Баксе. Приняли выжидательную тактику.
  5. Торгуют самые “сорви голова”.
  6. Цели 1,2,3 – уровни равновесия баланса волатильности. Будут достигнуты.
  7. Тактические Целевые уровни 1 и 2, имеют первостепенное значение. Скорее всего они будут достигнуты в первую очередь.

Все!


Следи за Информацией!

С Уважением к Тебе – БТ!

239 Е _ 1 +

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Яндекс.Метрика

Powered by FeedBurner

Top.Mail.Ru